о сокровенном

Какой-то неясный дневниковый кусок

Распаренная луна, окутанная дымкой, погладывает свысока на трясущихся от мороза людишек. Черное небо, снег и ветер создают впечатление чего-то гоголевсково, фантасмагоричного…того и гляди, пара чертей выбежит из-за угла или сидящая на лавочке бабушка яга приветственно подмигнет, а может быть разом потухнут все желтые окна. Кто знает, чем в этот раз нас порадует питерская зима?

Еще один неясный дневниковый кусок

Сюжеты отчего-то не рождаются, только метафоры отголосками волшебства звенят в морозном небе. Их можно нанизывать на нить, перебирать, как четки, играть ими. Того и гляди, разбегутся, рассыплются снежинками, исчезнут.

И еще

Декабрьские игры на барабанах. Это был дождь. И он был всюду, пронизывающий насквозь, липкий…Асфальт лоснился и играл бликами, машины мелькали, оставляя с головы до ног орошенных лужей прохожих в негодовании. Лица сливались в этих адских танцах под дождем, да и раньше не было видно лиц. Весь мир летел вверх тормашками, весь мир был погружен в игры на барабанах, будто усиливающийся с каждым часом звук, волнами заполнял город, заполнял умы, сердца…Которые начинали биться в такт небесному барабану.

Нет ни бункер, не тоннель метрополитена, ни душные гостиные не укрывают людей от ада воцарившегося на земле. И только хмельной, горячий полуденный сон позволяет на секунду забыться.

Дождь хлестал, бил людям в лица, коварно целясь в глаза, фонари были с ним заодно, они кидали рыжую краску на эти измученные и злые лица… Делая мир похожим на большую театральную сцену.

И еще…

Почему после прочтения таких гениальных стихов, что даже сердце замирает в такт давно потухшему сердцебиению, почему после этого путешествие в мир созвучий так нестерпимо хочется писать самому? Вдохновение? А что если угадав, узнав в чужих строках свои мысли, мы начинаем верить. Мы будто хотим рассказать своему невидимому собеседнику, будь то Шекспир или Пушкин, о бедах своих, о чувствах переполняющих грудь. И как отчаянно хочется быть узнанным, угаданным, понятым.

 

Ох…

Я и не знаю, зачем продумывать все эти детали, следить за совершенством форм и часами подбирать слово, когда вот они все слова — рассыпаны звездами на мартовском небе. И это мое вынужденное одиночество…Да в нем ведь и кроется счастье. Вот просто так, сейчас, не ломая голову. Я иду…И ветер мой, и синее небо мое…И город этот. Что же еще нужно? Все эти каждодневные забеги на дальние дистанции, просто бессмысленны. Когда можно быть такой счастливой в этом пронизанным ветром пальто посреди огромного города.

23 марта. Белые мухи снега со свойственной им медлительностью вальсируют в застывшем воздухе. Не знаю, на что способны наши с тобой мысли и какие трещины возникают в земной коре под воздействием горя народов. Но этот снег. Это будто бы наша телепатия, тайный разговор, в достоверности существования которого убедиться, увы, невозможно. «Жди, когда снега метут». Нет, это даже пошло. Зачем? Зачем говорить строками К.Симонова, писавшего о великих потрясениях и великих судьба, в контексте нашей детско-юношеской надежды, не любви даже. Однако на дворе 23 марта, а белый снег покрывает дороги, распустившиеся почками деревья, машины и дома.

17.02.15

Этим вечером у меня не выходило написать что-нибудь сносное, хоть сколько-нибудь похожее на правду, ту правду, что каждую ночь течет слезами у меня из глаз. Так редко случается найти время, чтобы всю эту правду жгучую и отчаянную выплеснуть буквами на белый лист. И дело тут вовсе не в занятости… А в черноте ночи. Все дело в ее глубине и черноте. В чистоте потоков мыслей, в ясности не фактов, но чувств. После мутного, длинного дневного сна сознание туманно, но это не дымный влажный туман, лежащий на мостовых, это желтый угарный дым прокуренных комнат, запертых дверей. И в этом фантасмагорческом дыму-бреду нет правды, нет чувства, нет Бога.

Не ждите, не тушите в себе внезапно вспыхнувшее пламя, пишите сейчас, лейте не буквы, но слезы на белые листы. Огонь не разжечь под заказ, он своеволен и тем прекрасен.

На ощупь я пробиралась в желтом бреду, искала выход, чтобы попасть на морозный бульвар и выпить чистого воздуха улицы. Мысли мои блуждали в лабиринте, кровь билась о стенки сосудов, глаза смыкала пелена сна. Ночь не являлась мне, небо синело, затянутое дымкой облаков, безмолвно горели окна в соседнем доме. Я отложила лист. Я затаила дыхание…

Красная яркая вспышка озарила небо. Точка, сверкающая длинными лучами света, повисла над крышами домов. Сердце мое было уже остановилось. Бред ли, сон ли, явь? Возможно, в это мгновенье наложились друг на друга миры, и воображение спроецировало мечту на плоскость петербуржского неба. Но точка висела, и за ней угадывались очертания чего-то большого, важного, мудрого. Что же это? Метеорит? Военный самолет? Мелькнули в сознании пугающие мысли, в то время как Красная звезда безобидно плыла и опускалась, заглядывая в вечерние окна. А потом, чуть дрогнув, будто подмигнув кому-то, исчезла…И рука моя стала писать.

Ольга Шкворова (16 лет)

Comments are closed.

  • Архивы

  • Календарь

    Январь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Дек    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031  
  • Опросы

    Нашей школе нужна электронная версия журнала "ДИВО"?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
Перейти к верхней панели