Голоса

ГОЛОСА

(ПОСЛЕСЛОВИЕ)

История почти невероятная. Мальчик нашелся! Тот самый отважный Юра, который, услышав по радио в блокадном Ленинграде, что враг у ворот с рогаткой и камушками в кармане во время тревоги направился к воротам чтобы дать отпор фашисту. И когда дворничиха приволокла его домой, то они с мамой, по словам наблюдательной сестры Нины, сначала его ругали, потом мама прижимала к себе брата, плакала и говорила, что обязательно выиграем войну, если у нас растут такие отважные дети.»

Сегодня Юре, Юрию Григорьевичу Курочкину 84года. Детских подвигов не помнит — сколько воды утекло. Но в школу посмотреть фильм «Голоса» прибыл незамедлительно. И не с пустыми руками:принес два журнала «Русский инвалид» десятилетней давности, где опубликован его рассказ о матери Наталье Митрофановне Денисовой, о ее трагической судьбе поскольку и отец ,и муж были репрессированы. А в окруженном кольцом блокады городе она осталась одна со своими детьми – Юрой и Ниной и племянником ,сыном умершей сестры Леней.

Но не сдалась. С начала войны работала заведующей детским садом при воинской части в поселке Сертолово, куда была направлена после окончания Педагогического института.

А когда детсад» в связи с приближением военных действий» был закрыт,

Наталья Митрофановна устроилась санитаркой в эвакогоспиталь.

Она прожила долгую, наполненную событиями жизнь, о чем рассказывала дочери Нине ,а та ,низкий поклон за это, вела записи .Так к голосам детей войны, которые прозвучали в фильме ,созданном на ТВ-619,прибавился еще один еще один ГОЛОС блокадного Ленинграда воспоминания Натальи Митрофановны Денисовой 1909 года, который стал своеобразным послесловием к фильму .

«Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!»

-В первое мое дежурство в госпитале к нам привезли партию раненых.

Они все были в окровавленных повязках, и мы стали их раздевать и обрабатывать раны..

Особенно запомнился один красивый паренек, у которого было тяжелое ранение в живот. Он очень кричал: »Мама! Где моя мама? Позовите маму!

Доктор ,спасите меня ,я не хочу умирать..С этими словами он и умер. Я не могу без слез вспоминать этого паренька. В тот момент я по-настоящему поняла ,какая страшная эта война.

БЛОКАДНЫЕ БУДНИ

Мы жили вшестером в комнате площадью 16квадратных метров в большой коммунальной квартире на втором этаже шестиэтажного дома.

Она была расположена на углу улицы Щорса и набережной реки Невки или рукава Невы, что огибает стадион Петровский около Тучкова моста.

Одну у кровать занимала моя сестра с сыном и дочерью, на другой — располагалась я со своими детьми, когда не дежурила в ночную в госпитале. Иногда разжигали времянку. Так с помощью книг, старых журналов, тетрадей, щепок и стульев устраивали подобие банного дня.

Когда я уходила на работу, я каждый 125-граммовый паек сына и дочки делила на 3 кусочка и заворачивала каждый в чистую тряпицу и подвешивала на 3 гвоздя ,вбитых в стену один над другим. Это были завтрак, обед и ужин .Приходилась строго предупреждать ,чтобы не съели все за один раз и контролировали друг друга. Время они наблюдали по ходикам, что висели на стене. Сын жаловался мне, что ходики ходят очень медленно, и приговаривал:»А что им торопиться ,ведь им не нужно есть.»

Примерно в середине декабря перестала работать пекарня .Два дня мы не могли получить хлеб. И тогда, по нашей просьбе, в госпитале выдали нам по талонам хлеб на один день. Я получила 500 грамм на себя и 375 грамм на мою сестру с детьми .Пришел сын(ему тогда было 10 лет )встретить меня, а мне надо было доработать смену, и я предложила ему подождать меня в комнате для посетителей. Смена затянулась .Я к нему вышла через час-полтора.

Сын меня встретил со слезами и упреками, что это я виновата в том ,что из -за долгого моего отсутствия, отщипывая по маленькому кусочку, он съел почти весь хлеб. Я сильно испугалась за состояние ребенка. У него был вздут живот, и он тяжело дышал. Как-то дотащила его до дому а дома у меня язык не повернулся сказать сестре правду. Я сказала ,что сегодня хлеба не дали, принесу завтра .На ужин вскипятила воду, бросила туда молотых желудей, которые обнаружила в чулане, поперчила это красным перцем, сохранившемся на кухонной полке от мирного времени. Такой ужин был в этот раз.

Моя сестра умерла в марте, ее дочь — в начале мая. Весной прошла перерегистрация населения блокадного Ленинграда. Мне ,как матери,

теперь уже с тремя детьми, предложили эвакуироваться. Недалеко от госпиталя при трикотажной фабрике «Красное Знамя» был организован детский дом ,при эвакуации он получил номер97.

Туда я поступила на работу воспитателем. Детей собирали по всему городу. В моей группе было 22 ребенка от 4до 5лет.

Дети были похожи на немощных старичков, казалось ,они разучились улыбаться, смеяться Некоторым даже не рекомендовалось давать хлеб ,как грубую пищу, только глюкозу .А если надо было им перестелить постель, то нянечкам и воспитателям приходилось вдвоем, держа за концы одеяла ,перекладывать их на другую кровать .Казалось, прикоснешься к ним -и они рассыплются.

Когда начиналась бомбежка, все дети мигом собирались около меня, держали меня за руки, за платье, и я была похожа на курицу с цыплятами.

Наступил день эвакуации. Всем детям надели на руки беленькие тряпочки

-браслетки с именами и номером детдома. Вдруг обнаруживаю, что не хватает одного воспитанника. Я бегаю, ищу, а его нигде нет. Выбегаю за ворота на улицу. Вот он, мой воспитанник! Зига Перов идет с тяжелыми карманами, наполненными камнями. Я вытряхиваю камни ,а он в рев и говорит, что никуда не поедет без этих красивых камней.

Оказалось ,папа у него был геологом, и от него передалась сыну к этим разным по цвету и форме камням. Мы с трудом уговорили Зигу, пообещав, что там, куда мы едем, не будет бомбежек и будет много красивых камней.

КАКОЕ ВЕЛИКОЕ СЧАСТЬЕ-ИМЕТЬ В ДОМЕ ХЛЕБ

Мы прибыли в Ботик, красивейшее место Ярославской области на берегу озера Плещеево, в пяти километрах от районного центра Переславля-Залесского. Нас встретили очень гостеприимно. Работники фабрики кинопленки № 5 стали нашими первыми шефами. На праздник привозили детям гостинцы, много фотографировали, благодаря чему нас от того времени сохранилось много фотографий. Скоро мы обжили новые ботиковские места. Поначалу дети еще пугались грохота, ночью просыпались :»Бомбежка? И успокаивались ,когда воспитатели им отвечали, что здесь бомбежек не будет. Благодаря живописной природе, хорошему питанию дети постепенно забывали все, связанное с блокадой. Но надолго к ним пристала привычка утаивать оставшийся после еды хлеб, прятать его про запас, на потом.

Какое великое счастье иметь в доме хлеб, наестся им досыта и накормить наших детей! И пусть всегда над нами будет голубое безоблачное мирное небо.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Наконец закончилась война. Счастливый долгожданный день! Стали приезжать за детьми родители..Однажды на территории детдома появился военный. Он ходил, присматривался к детям, хотел сам отыскать сынишку.

Но не узнавал. И тогда мы утром, после завтрака собрали детей, поставили стулья в кружок и посадили их. Военный всматривался в лица и все же не мог узнать. И тут Стасик Белов неуверенно встал со стульчика, сделал неуверенный шаг вперед и произнес;»Па..»

Отец подбежал к нему, взял за руки, обнял и заплакал.

Заплакали все -и дети, и сотрудники. От радости.

Когда Стасик с отцом уезжали, мальчик хотел взять с собой бельевщицу-

Он называл ее мамой. Так было принято. Дети называли многих женщин-сотрудниц мамами. Отцу бельевщица понравилась, и он предложил ей поехать вместе, как настоящей маме..

Но она отказалась, так как ждала своего мужа с войны.

КАК ВАНЯ СТАЛ ПЕТЕЙ

И еще один случай припоминается мне. Как я уже говорила, перед эвакуацией детям на рукава надели тряпочные браслетики с указанием имен и фамилий. Так случилось, что Ваня стал Петей и — наоборот. Так бы они и жили, не зная этого, под чужими именами. Но после войны пришла весточка, что нашлись родители у Пети. За ним приехала мама, и счастью ребенка не было конца. Петя не слезал с маминых коленей. А Ваня тем временем постоянно вертелся поблизости завидовал другу. Его прогоняли, а он опять возвращался к кабинету директора, где была поставлена раскладушка для приехавшей за сыном женщины.

Когда в очередной раз его спросили;

-Ну что ты здесь вертишься?

Мальчик ответил:

-Она так похожа на мою маму.

Тогда его попросили рассказать, что он помнит о своей матери.

И он вспомнил, как его мама носила его на руках в баню. И на ней была красная кофточка с пуговицами ,похожими на леденцы. И он брал в рот эти красивые «карамельки». И вспомнил еще некоторые подробности.

Женщина пришла в состояние растерянности: выходит, сын ее- Ваня ,а не Петя..(точнее, Петя, который почему-то Ваня)

Что теперь делать? Она написала обо все мужу. И несколько дней все сотрудники детского дома пребывали в трепетном ожидании.

Через несколько дней от мужа пришла телеграмма:»Забирай обоих. Приезжайте»

Это бы праздник для всего детского дома..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  • Архивы

  • Календарь

    Август 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Мар    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31  
  • Опросы

    Нашей школе нужна электронная версия журнала "ДИВО"?

    Просмотреть результаты

    Загрузка ... Загрузка ...
Перейти к верхней панели